Призрачно все в этом мире бушующем, есть только миг за него и держись
Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется жизнь!

.............................................................................................................................. Л. Дербенев
 


НАША ПЕСНЯ


ФОТОСЕСИИ
 
 
КЛИПЫ 
 
 
ФОТОАЛЬБОМЫ 
 
 
КНИГИ 


МИР УВЛЕЧЕНИЙ


 
поиск по сайту
МЕНЮ
Заглавная
БИБЛИОТЕКА
ИССЛЕДОВАНИЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
ФОТОАЛЬБОМЫ
ВИДЕО
ЭТО ПОЛЕЗНО ЗНАТЬ
КУЛИНАРИЯ
РУКОДЕЛИЕ
Любознательным
НА ДОСУГЕ
ФАЙЛЫ
Пишите
Виртуальный секретарь "Мои научные новости"
Библиотечный информационно-образовательный Портал
Мой дом

"Бібліофан" Дискусійний клуб

"Бібліотекарі усіх країн - об'єднуйтесь!
Посетителей
На сайте 121 гостей
ОДА БУДАЕВКЕ
      Перенос названия древнего села Боярка (теперь Тарасовка) на новое административное образование – пгт Боярка (теперь город) – переименовавшее не менее древнее село Будаевку, вносит сумятицу в умы, пытающиеся видеть в городе Боярка древнее поселение. И поэтому уместно спросить историков и краеведов: так чью же историю нынешний г. Боярка должен считать своей – села Тарасовки, издавна бывшей селом Боярка или села Будаевки, по стечению обстоятельств ставшего Бояркой?

       ОДА БУДАЕВКЕ,
которая исчезла с карты Украины, но не исчезла с истории

В своей статье «Чи є Боярка історичним містом» (Пам’ятки України: історія та культура. Науковий часопис. – 2006. – Число 4. – С. 2-33.) Кучеренко М. делает попытку утвердительно ответить на этот вопрос. Но тут и спрашивать нечего: город, носящий сейчас это имя, историческим не является, как бы этого не хотели краеведы. По иронии судьбы, как говорится, или скорее по прихоти киевской элиты, на средства которой строилась Фастовская линия в 1876 году, станция, которая по генплану должна была находиться у села Боярка, была перенесена на 3 км. дальше с тем же названием и очутилась между селом Боярка и Будаевка. Вот что говорит об этом «Иллюстрированный путеводитель по юго-западной железной дороге» (1898. — 560 с.) составленный П. Андреевым: «Боярка станция на 21 версте от Киева, расположена вблизи деревни Будаевки; между тем деревня Боярка, давшая название станции находится в трех верстах (от нее в сторону Киева - прим. мое). Станция Боярка имеет значение, как наиболее популярная дачная местность в окрестностях Киева; близость к городу, удобное сообщение и здоровый лесной воздух, все это способствует привлечению дачников и летом Боярка принимает вид густонаселеннаго оживленнаго городка. Большой сосновый лес, кумысо-лечебное заведение и возможность всегда пользоваться врачебною помощью, придают Боярке значение климатической станции. Съезд дачников бывает очень большой и даже сюда приезжают на летнее время не только из Киева, но и из других городов, так напр., в последние годы многие врачи отправляют больных на летний сезон из Одессы в Боярку. Большим недостатком Боярки является отсутствие удобнаго места для купанья; имеется небольшой пруд, но он пользуется печальною известностью среди местных жителей, так как дно его представляет ряд глубоких ям, делающих купанье на открытом воздухе весьма опасным. Летом, в праздничные дни, оживление в Боярке усиливается вследствие наплыва киевлян, для которых местность эта с каждым годом делается все более и более излюбленным местом загородных прогулок. Привлечению гуляющих много способствуют вокально-музыкальные концерты, устраиваемые в Боярке железнодорожными хором и оркестром, а равно целый ряд дачных поездов (для которых была построена дополнительная платформа «Дачная» - прим. мое), дающих возможность в любое время выехать из Киева и вернуться обратно». Отсюда следует, что история современного города Боярка началась лишь с вводом в действие железнодорожной станции «Боярка» и строительства дач вдоль просеки, проложенной в лесу от нее. Дачи эти имели адрес «ст. Боярка, Киев. губ. дача такого-то». В 1924 г. село, носившее спокон веков название Боярка, «по инициативе комсомольцев» к 110-летию великого Кобзаря было переименовано в Тарасовку. Разрастающееся же дачное поселение, называемое киевлянами по имени станции, в ноябре 1926 г. было включено в состав села Будаевка и получило официально это название. С этого момента и до 1938 г., на карте пригородов Киева вместо с. Боярка появляется с. Тарасовка и остается с. Будаевка. В 1938 г. с. Будаевку было отнесено к категории поселков городского типа и вместо с. Будаевки появиляется пгт Боярка. Почему? Да потому, что название станции «Боярка» приобрело широкую пропагандистскую популярность с момента публикации романа «Как закалялась сталь» (1932 г.) Николая Островского.

      Перенос названия древнего села Боярка на новое административное образование – пгт Боярка – переименовавшее не менее древнее село Будаевку, вносит сумятицу в умы, пытающиеся видеть в городе Боярка древнее поселение. И поэтому уместно спросить историков и краеведов: так чью же историю нынешний г. Боярка должен считать своей – села Тарасовки, издавна бывшей селом Боярка или села Будаевки, по стечению обстоятельств ставшего Бояркой?

      Я живу в старой части Боярки - Будаевке и хоть не являюсь ее старожилом, хочу внести свой посильный вклад в память об этом благословенном месте. Ведь где попало наши пращуры не селились и, тем более, не возводили церкви. Итак, о Будаевке…

      

       Лаврентий Похилевич в «Сказании о населённых местностях Киевской губернии» (1864 г.) пишет: «БОЯРКА село в 5-ти верстах западнее Крюковщины, при притоке ручья Веты, летом пересыхающем. Жителей обоего пола 783 и евреев 12. В прошлом веке принадлежала к имениям Киево-Михайловского монастыря». […] К приходу причислена деревня БУДАЕВКА, в 3-х верстах отстоящая. Жителей в ней обоего пола 500. Деревня эта с восточной стороны примыкает к полям, по которым разбросаны какие-то древние курганы, а с другой к самому бору. В самой деревне находится земляное укрепление, свидетельствующее о древности поселения. С незапамятных времён в замковище Будаевки находилась деревянная церковь во имя Архистратига Михаила, которая в 1820 году сгорела. На место её в 1854 году построена из остатков Желянской церкви новая, в которой по временам совершалось богослужение; поземельных и других фундушей не имеет. Однако в 1860 году к церкви этой назначен священник и причетник на содержание прихожан по их просьбе».
       Территория обеих поселений, по данным археологических раскопок, была обитаема еще в VIII-VII ст. до н. э. Полноводная речка Перетворка, как ее называют в старинных документах, леса по ее берегам привлекли первых поселенцев будущей Будаевки. Чистая вода, рыба в реке, звери, ягоды-грибы в лесах, дерево для строений и для печей… Что еще можно было желать человеку того времени? Раскопки свидетельствуют, что тут было поселение доскифских времен и славянское городище времен Киевской Руси. И сейчас еще сохранились остатки давних курганов, в одном из которых было найдено небольшое (65х70 м) частично застроенное древнерусское городище. Исследователь Витянско-Бобрицкой линии Змиевых валов археолог М. Кучера писал: “в восточном направлении вдоль реки Будаевка [річка Притвірка. – М. Кучеренко] вал сохранился до юго-западного края Боярки. По выходе из леса он теряется в начале ул. Богдановской, на ее южной стороне. Небольшой оплывший отрезок вала длиной около 85 м с остатками рва по южной стороне уцелел на правом берегу верховий р. Будаевка в южной части Боярки. На этом отрезке вал охватывает Будаевское городище с юга и в западном направлении спускается в пойму, где он размыт современным прудом[…]. По выходе из леса на восточном краю с. Бобрица вал уничтожен современной застройкой” (// Кучера М. Змиевы валы Среднего Поднепровья. – К., 1987. – С. 21). Н. Кучеренко, проведя масштабное изучение архивных документов пришел к выводу, что изначально поселение и река назывались Перетворье («П?ретворье», «П?ретворка» в документах ХVІІІ ст.). Предположительно, это название сначала относилось к реке, которая протекала «предъ воромъ», то есть перед укреплением-валом. Название поселения Перетворье, считает он,  выходит из употребления вероятно к ХV ст.
       В последующих церковных документах уже фигурирует название Бодаевка, Болдаевка, Булдеивщина. В Лаврских описях 1780 г., уточняется, что поселение Будаевка “прежде примечательно было городомъ и называлося городище Перетворье: по имеющемуся ныне все ж пустому маленькому окружностию до ста саженей земляному городку и текущей мимо его речки Перетворке”. В описи Киевского наместництва 1785 г. село и речка, что протекает через поселение, зафиксированы под одинаковыми названиями – Будаевка. Это говорит о том, что со средины XIX ст. село практически утратило предыдущее название Болдаевка, употребляемую в XVIII ст. Название «Будаевка» некоторые исследователи связывают со словом  «буда». Так называли когда-то сооружения в лесах для добычи из древесины угля, дегтя, золи. Предания связывают его с казаком Будаем, который, будто бы, построил здесь свои укрепления для борьбы с захватчиками.
       Селение, находящееся среди лесов недалеко от Киева, «стольного граду» Киевской Руси, неминуемо жило жизнью и заботами древнерусского государства. Оно страдало от набегов половцев, татаро-монгольских орд, от гнета литовских князей и польской шляхты. Его разрушали, отстраивали и вновь разрушали и отстраивали. Будаевка какое-то время находилась под властью Великого Княжества Литовского, а после Люблянской унии 1569 г. была передана Польше. В ХІІІ-ХVІ ст. в Будаевке был замок польских магнатов Корецких, который был разрушен казаками и восставшими крестьянами во время войны 1648-1654 гг. За время этой войны селение было полностью уничтожено и оставалось таким достаточно долго. В 1649 г. эту территорию включили в Белогородскую сотню Киевского полка, а после Андриевского перемирия 1667 г. село отошло во владения Киевского Михайловского монастыря, а затем Киево-Печерской лавры. Но земли эти пустовали. Историк С. Шамрай пишет, что в 1686 г. это было пустое селение, а в ревизии Киевского полку 1723 г. есть только упоминание о хуторе монастырском с одной хатой. Принадлежность этой местности к церковным землям, позволила Будаевке оставить след в церковных описях. Благодаря историку С. Лысенко, тщательно изучившему их, мы можем представить картину развития Будаевки от 1723 г., когда здесь был всего один дом, до 1866 г., застроенной 67 домами. Поселение развивалось медленно и неравномерно. Так в 1781 г. в 22 дворах проживал 131 чел., в 1834 г. в 41 дворе проживало 369 чел., в 1836 г. количество дворов и жителей уменьшилось – 37 и 301 чел. В 1841 г. число дворов вновь увеличилось - 75, а число жителей упало - 214. Но в 1850 г. упало количество дворов – 64, а население увеличилось – 359 чел. За последующие 15 лет число дворов почти не увеличилось, а прирост населения составил около 200 чел. Надо полагать местность эта не привлекала людей из-за отсутствия плодородных пахотных земель, в отличие от соседнего села Боярка, которое разрасталось быстрее.
       Опись 1780 г. говорит, что Будаевка представляла из себя «село окружностию с городами, начиная от лаврской мелницы, в круг […] будет треаршинных саженей семъ сотъ пятьдесятъ [1600 м. – М. Кучеренко]” Жилья деревяные покритые соломою, построен[ы]е непорядочно”. “Мимо самое село с восточной стороны течет маленкая речка Перетворка, впадает малым ручаем ниже села верст в четыры в урочище Хлипин в речку Бобрицу […] Вода чиста, бела, пред греблею местами глубока саженей треаршинных до трех, в гору к вершине заросла очеретом, берега имеет песковатые. Вершина ей повыше села с версту с криниц. Не пересыхае[т] и не перемерзает” […] В речки Перетворки рыбу ловят: летомъ бредюсками маленкие плотици, караси и лины». Эту же речку “Опись Киевского наместничества” 1785 г. називает Будаевкой и добавляет, что она и другие небольшие речки вокруг «вершину имеют в бору, а шириною оныя по одному сажню, глубиною – по полуаршину». “Со всех сторон села состоит лаврский бор, окружностию в 8-м верст. В нем дерево сосновое, толко к неболшому строению годное, а между оным – местами неболшое березовое, изредка дубовое. […] По бору хотя и родятся дикие цветы, но какова названия и отъ чего полезные – жители не знают, и ни к чему не употребляют”.
       Жители села работали не только в своих хозяйствах, но и на принадлежащих Лавре «лаврском дворе» с кельями и деревянною церковью, на мельнице и винокуренном заводе. “Выще села [речка] загачена лаврскою греблею. […] На речки Перетворки в самом конце села при лаврском дворе мелница о едном мучном коле да завод винокуренный о восми ординарных котлах. Лаврские в мелницы мелют весною и осенею бывает мливо для винокурни. Завод выделывает в год простой горелки ведер до 3000. Оная отпускается продажею в лаврских василковских шинках. При заводе надсмотрщик, вынокуры и другие работники с подданых лаврских на всем лаврском содержании”.
       1855 г. стал для будаевцев памятным: в день св. Михаила была освящена новая церковь, построенная на холме правого берега речки Притварки на месте древнерусского поселения – городища. Постепенно церковь приобрела храмовое совершенство и стала называться храмом. Ведомости отмечали, что Михайловская церковь “утварью средственна, но – благолепна”, а современники отмечали, что она “достатком храмовых принадлежностей и благолепием убранства превосходит приходскую боярскую (т. е.. находящуюся в соседнем селе Боярка, прим мое)”. Посетившие храм киевляне обращали внимание на то, что будаевская община сохраняла стародавние обычаи. Здесь было много хорогв, особенный порядок размещения прихожан (впереди стоят дети, за ними мужчины, а затем – женщины, или дети стоят между мужчинами и женщинами), а также то, что во время чтения Евангелия и большого выхода двое или четверо прихожан стоят против “царських врат” с зажженными большими – “братскими” – свечками. Это был давний церковно-братский обычай, уже забытый в городах Украины. Храм быстро стал центром общественной жизни жителей окрестных сел. «Издавна будаевский храм был символичным для встречи роду со всего мира: бедных и богатых, образованных и неграмотных», - вспоминает старожил Будаевки И. Пономаренко. Здесь же находилось кладбище, остатки которого есть и поныне. Сохранились надгробные плиты священников и поэта В. Самойленко.
       Новый поворот в историю села Будаевка привнесло строительство возле нее Южно-Николаевской железной дороги.  «План Глеваского казенного поместья» (составленный в 1854 г.) и «Подробный план казённой деревни Будаёвки состоящий Киевской губернии и уезда» (составленный в 1857 г.), изученные С. Лысенко, показывают, что к этому времени,  застроенная будаевцами местность оканчивались на севере в районе современных улиц Пролетарскою и Кибенко (бывшая Витянская), на западе – частично улицей Самойленко (бывшей Школьной), первой частью Васильковской, а на востоке – Зеленой. На непарной стороне улицы Пролетарской был лес.
       Вокруг села было много урочищ: на востоке – Гнилой ярок и Глубокий ярок, на западе в лесу – Рудки (Рутки), Шматок и Софийщина, на северо-западе край леса – Обирок и севернее на поле – Дяковщина. На северо-востоке среди полей между селом Боярка и Будаевкой протянулось длинное урочище Ревин яр, южнее средины которого – урочище Кринички. Ревин яр выходит в долину речки Червоной напротив урочища Червоное, выше которого по течению реки, то есть южнее – урочище Дунайский ставочок, а ниже по течению, севернее урочища Червоного и Ревиного яра – урочище Дуброва. Урочища Длинный лес и Круглый лес спрятаны в лесу и сходятся вдоль улицы Декабристов. На месте сельскохозяйственного техникума (ранее школа пчеловодства) нанесено урочище Майорщина. А на полдороги к Глевахе - урочище Роздолы. Там, где сейчас раскинулся Боярский парк и железнодорожная платформа «Тарасовка» обозначено урочище Попов яр, а в южной части села Боярка (теперь - Тарасовка) - урочищем Скибин гай. Глубоко в лесу, на юго-восток от Будаевки, вблизи села Глевахи находилося урочище Ясеновый лес.
       На местности, отнесенной к Будаевке было несколько небольших речек, которые, в основном, текли по урочищам. Одна из них протекала через село выше древнерусского городища и делилась на два ручья: северный уходил в урочище Гнилой ярок, а южный – в Глубокий ярок. Собственный ручей Гнилого яра, который бежал параллельно послевоенной части улицы Зеленой, начинался в урочище Ясеновый лес. На запад от урочища Ясеновый лес было еще два ручья, от которых собственно и образовывалась будаевская речка Притварка (Перетвирка, Бобредь). Ручей в урочище Рутки впадал в лесную речку, которая выходила в районе ЛОСа к железной дороге и образовывала там небольшой пруд.
       На план нанесены и дороги, которые проходили через территорию Будаевку на Глеваху, Белогородку и село Боярку. Дорога на Глеваху начиналась в конце улицы Васильковской, дальше в лесу раздваивалась. На Белогородку дорога шла от пересечения нынешних улиц Кооперативной и Кибенко по Пролетарской и на улицу Белогородскую. В дорогу на село Боярку и дальше на Киев соединялись улицы Киевская и Тарасовская в районе нынешнего села Новое.
       В конце 1860-х годов железнодорожная колея, дойдя до Киева, потянулась дальше на юго-запад через территорию Будаевки. Станция Боярка, которая по проекту должна была находиться в соседнем селе Боярке (сейчас - Тарасовка), оказалась между ним и Будаевкой. Что стало тому причиной, неизвестно. Можно предположить, что не последнюю роль в переносе станции сыграла прекрасная для отдыха киевлян природа этой местности. Девственные сосновые и смешанные леса, чистая речка, небольшое село рядом привлекли внимание состоятельных киевлян, ищущих место под дачи, обзаводиться которыми стало модно. Еще до сдачи станции в эксплуатацию был распланирован дачный поселок на 93 усадьбы в прилегающем к станции лесном массиве. Первые 78 дач на улице, названной Хрещатик, построили богатые киевляне (Петерсон, Хитрово и др.). Потом появилась еще одна улица вправо от Хрещатика -  Липки. Историк Боярки И. В. Куценко пишет: «Когда-то это была лесная просека. Застраивать ее начали в 1881 г. Быстро возводились дачи. […] Рядом с Хрещатиком построили коротенькую улицу, которая начиналась дачами Кошеля (территория бывшего военного санатория). Называлась она Липки (позже — Войкова). Там было много добротных лип. По Хрещатику и Липкам ездили извозчики, которые доставляли дачников к станции Боярка». Скоро отдых «на даче в Боярке» стал очень популярным, тем более, что пока это было единственное дачное место вблизи Киева. Этому способствовало также удобство и дешевизна проезда (48 копеек за проезд дачным поездом в оба конца), дополнительные «дачные» поезда, курсировавшие летом, и возможность ежедневно ездить, при необходимости, на работу в Киев. Менее зажиточные киевляне снимали недорого комнаты или домики в Будаевке. Дачное строительство развернулось не только возле станции, но и в деревне. Вскорости киевские предприниматели и богатые будаевцы  стали покупать дама и земли под дачи. Для удобства дачников была даже сооружена небольшая платформа (“площадка”) для остановки дачных поездов против современной школы для слабовидящих детей.
       Разительные изменения, произошедшие в Будаевке, отмечал Л. Похилевич: “Будаевка, недавно еще незначительная деревня, принадлежавшая к Боярскому приходу, потом самостоятельный приход; а ныне по открытии Киево-Одесской, или Брестской железной дороги, устроившей здесь первую от Киева станцию с названием Боярской и учредившей летом экстраординарные и учащенные на первую станцию поезды, и при отводе лесным ведомством госуд[арственных] имуществ в 1881 г. свыше 100 участков при станции, для продажи частным лицам всякого состояния, не иначе должна быть трактуема, как пригородом Киева; потому что не только содержит разнородное и разноверное население, число которого в данный момент определяется лишь приблизительно, не только служит резиденциею административных властей начиная от полицейского пристава; но пригород этот обзавелся уже лавками, складами, трактирами, питейными и увеселительными заведениями, шикарными постройками с садами и цветниками, даже летним театром. Только деревянная церковь, построенная крестьянкою [Тетяною Гирявець. ? М. К.], православный священник скромного образования и нравов, и недостаток местных средств для приобретения – того и другого высших качеств, напоминают в Будаевке деревню, с ее прелестями: чистым воздухом, зеленым лесом, золотистыми полями. Деревенский облик Будаевка получает лишь позднею осенью и зимою; напротив того, весною, особенно летом превращается в многолюдный и шумный по вечерам пригород”.
       О популярности этой местности свидетельствует то, что тут жили или же отдыхали многие выдающиеся люди того времени, не говоря о киевских богачах. С Бояркою связана жизнь писателя и художника Н. К. Пимоненко, актрисы М. В. Заньковецкой, поэта С. Я. Надсона, поэта и переводчика И. Билоуса, композитора Н.Лысенко, писателя И. Эренбурга, семьи Булгаковых, еврейского писателя Шолом-Алейхема (Рабиновича С. Н.), семьи М. Грушевського, артиста Мараяненко, историка Д. Дорошенко, писателя Б. Гринченко, академика В. Вернадського, композитора П. Козицкий, публицста, писателя и поэта В. Самойленко и многих других.
       Вот что пишет о Боярке Надсон, который жил на улице Хрещатик в 1885-1886 г. в письме к знакомой в Петербург: «Пишу Вам на балконе моей дачи, сплошь заплетенная диким виноградом, в ясное осеннее утро. Прямо предо мной палисадник, розы, которых в нем очень много, уже отцвели, зато астры, георгины … кусты их выше человеческого роста, а горящий пунцовый цвет, да еще освещенный к тому вашим малороссийским солнцем, удивительно прекрасные. Замечаете ли Вы, какой у меня нежный почерк? Теперь я понемножку поправляюсь». На лесной поляне, где любил отдыхать поет, есть памятный камень с надписью.
       “Мы живем лето семьей в Боярке, первая станция от Киева. Адрес мой: ст[анция] Боярка (Киев[ская] губ[ерния]), дача священника Линчевского”, – писав Н. Лысенко в июне 1885 г. И. Франко. В 1908 г. композитор с семьей отдыхали на даче по ул. Зеленой на окраине Будаевки.
       “На Успенье я собрался в Боярку; там уже разъезд, публики мало”, - писал  М. Грушевський родным. А в письме брату Олександру в августе 1908 г. есть и адрес дачи: «Ст. Боярка Ю.З.Ж.Д. Будаевка, ул. Зеленая, дача Купріяна. Грушевскому А.С.»
       “На лето выезжали на время летних феерий в с. Будаевка под Киевом (22 километров езды железной дорогой до станции Боярки), - пишет Д. Дорошенко. - Нанимали у крестьян хату и жили в ней июнь, июль и до конца августа. Возле Будаевки был прекрасный сосновый лес, что тянулся аж до г. Василькова. Местность была очень здоровая, особенно если кто был больной на легкие. Мы нанимали хату под самым лесом. В Будаевку выезжали на дачу много киевлян, особенно таких, кто были связаны службой и должны были ежедневно ездить в город. […] В Будаевке имели мы очень приятное соседство: [...] возле нас жил летом с семьей П. Понятенко, администратор “Рады”, дальше – А. Вязлов, член І-й Государственной Думы […], жил близко и А. Макаренко, будущий член Директории. Летом 1909 г. находился в Будаевке больной на сухоты Б. Гринченко”.
       Наталя Полонская-Василенко пишет о пребывании академика В. Вернадского в Боярке: “… он приехал летом, когда мы  с мужем жили на даче, в Боярке, недалеко от Киева. […] Время от времени приезжал он к нам в Боярку на целый день. Мы ходили в чудесный сосновый лес, что окружал нашу дачу. Вернадский восхищался красотой леса, наблюдал, как белки прыгали с ветки на ветку [...]. Вернадскому нравилась тишина Боярского приюта и он отдыхал душой после шума столицы”
       С времени появления железной дороги началось и образование каскада прудов на Притварке. Старые карты показывают, что до этого времени их было два: один возле Михайловской церкви, а второй – ближе к верховью реки. Железнодорожная насыпь, что пересекла речную долину, привел к появлению нового большого водоема. Со временем на нем появился прокат лодок (просуществовал до конца 1950-х гг.), от чего он получил название “Лодочный”. Ниже по течению Притварки появились еще пруды: “Лесхозный”, “Школьный”, и возле Клыпени – давних пастбищ с сенокосов будаевцев –“Осипов пруд”.
       Вместе с дачным поселком расстраивалось и развивалось село Будаевка. Тут действовала церковно-приходская двухклассная школа со столовой, баней и помещениями для учителей. Этот, частично сохранившийся до сих пор школьный комплекс на углу улиц Вокзальной и Самойленко был сельской школой до 1960 г. С 1902 р. была открыта школа пчеловодства. На Хрещатике находился кинотеатр В. Добржанского, в котором кроме кинозала на 100 мест и служебных помещений, был буфет, магазин и парикмахерская. Он быстро стал популярен среди будаевцев, которые приобщались к культурной жизни дачников. В 1899 г. здесь открылся санаторий для больных на туберкулез, а в 1909 г. – детский этого же профиля и местность приобрела славу лечебно-климатического курорта для легочных больных. Рядом со старой церковью, которая уже не вмещала всех прихожан, по проекту архитектора Н. Горденина была построенная и освящена в конце 1901 г. новая деревянная обложенная кирпичом церковь Эта церковь сохранилась и до сегодня, а старая, сооруженная в 1855 г. была разрушена в средине ХХ ст. На узких хаотичных улицах меж беленых домов, крытых соломой или железом, появилось немало деревянных с резными наличниками и крылечками дачи. Дореволюционный путеводитель сообщает, что “дачи разбросаны редко на большом пространстве, частью выходят то в поле, то в лес, то прямо расположены среди крестьянских дворов. […] Большинство дач – постройки летнего типа с верандами, но много и простых крестьянских хат, приспособленных для жилья дачников”. Невзирая на существование двух названий ? Боярка и Будеевка ? жилищные кварталы по обе стороны железной дороги образовывали один, хотя и очень неоднородный, населенный пункт, что официально назывался Будаевкою.
       Определенную роль в развитии Будаевки сыграло Товарищество содействия дачной местности, созданное в 1899-1900 гг. для помощи в благоустройстве дачной местности «по обеим сторонам полотна железных дорог, в окрестностях упомянутой станции”. Оно заботилось “а) о лучшем содержании улиц и пешеходных дорожек; б) о мерах к улучшению местности в санитарном и противопожарном отношении; в) об украшении местности устройством бульваров и скверов и г) об освещении улиц”.
       Во время первой мировой войны находящаяся вблизи Киева в окружении лесов Будаевка с железнодорожной станцией «Боярка» стала стратегическим объектом для всех без исключения воюющих сторон. Она была удобным местом для накопления войск и техники и  подготовки наступления на Киев. Все это приводило к тому, что через село непрерывно шли войска. Каждый генерал, гетман или атаман стремился, во что бы то ни стало, войти в Киев и поднять свой флаг на Киевской Думе. Отброшенные назад, они затаивались в лесах, готовясь к следующему наступлению. По несколько раз проходили через село войска гетмана П. Скоропадского, атамана Семена Петлюры, генерала Деникина, Центральной Рады, Директории, немцев, белополяков. Кроме того, тут рыскали банды Зеленого, Струка, Орлика, Маруськи, Шляхового, Тютюнника и менее известные. Артиллерийские обстрелы, бомбардировки, перестрелки были обычным дневным и ночным явлением. Войдя в село, каждая «власть» заводила свои порядки и даже начинала выпускать деньги. Население никак не могло приспособиться к такой частой смены власти и хотело только одного: чтобы их меньше грабили и расстреливали, поэтому оставляли дома и убегали в лес. Село пустело.
       В конце февраля 1918 г. село захватили немцы, примерно через год – Деникинцы, а на следующий – белополяки. Станция «Боярка» этого времени оставила памятный след в жизни писателя Аркадия Гайдара, который в августе 1919 г. во время боев за станцию стал командиром роты курсантского полка. Оставила она глубокий след и в жизни писателя Николая Островского, автора романа «Как закалялась сталь», который с момента публикации в 1932 г. приобрел широкую пропагандистскую популярность. Описывая события, связанные со станцией «Боярка», где весной 1921 г. проходили «закалку» комсомольцы киевских железнодорожных мастерских во главе с Павкой Корчагиным, он принес названию «Боярка» широкую известность. Благодаря главному герою романа, Павке Корчагину, ставшим эталоном мужества, самоотверженности и патриотизма для многих поколений молодежи, город Боярка приобрело звание «города комсомольской славы», которым искренне гордился до «перестроечных» времен. У школы, где ночевали рабочие-строители, силами местных комсомольцев был сооружен музей, который сейчас стал краеведческим. Тогда же были установлены памятник комсомольцам-корчагинцам, бюст Н. Островского и памятные доски на школе №2 и здании вокзала. В 1960 г. в лесу на месте начала узкоколейки,  установлено гранитную стелу и уложено несколько метров железнодорожного полотна. К этому месту приходили возложить цветы новобрачные и гости боярчан и отдыхающие. В прокладке узкоколейки принимали участие и жители окрестных сел. Старожилы будаевцы вспоминают, что были мобилизованы все владельцы коней и телег, и все трудоспособные мужики. Мобилизованные крестьяне рубали мерзлый грунт и засыпали болота и яры, которые были по пути прокладки узкоколейки, подвозили рельсы, шпалы и дрова. Н. Островский в своей книге об этом не говорит. Да оно и понятно: мобилизованные не были комсомольцами!..
       После освобождения Киевщины и установления в регионе советской власти, село постепенно стало возрождаться. Но возрождали село уже переселенцы. В ноябре 1926 г. к территории Будаевского сельсовета был официально присоединен дачный поселок, называемый отдыхающими и будаевцами Бояркой. Население объединения составляло немногим больше 3,2 тысяч человек. В нем действовала больница на 20 коек, аптека, санатории для взрослых и детей, больных на туберкулез, начальная трудовая школа, детский дом, сельскохозяйственный техникум. Значительной хозяйской единицей к концу 30-х годов стал Боярський лесхоз Киевского института лесного хозяйства, объединивший 5 лесничеств с общей площадью леса 16 520 га.
       Присутствие железнодорожной станции «Боярка», давшей древнему поселению новую жизнь, была настолько весомой, что ее название стало в обиходе вытеснять официальное – Будаевка. В 1938 г. село Будаевка было отнесено к категории поселков городского типа и стало называться Боярка.
       Поселок рос и развивался по обе стороны железной дороги. Его население увеличилось более чем вдвое. По переписи 1939 г. тут проживало свыше 8,6 тыс. чел. Перед Великой Отечественной войной в городе была средняя школа, где обучалось 700 учеников, неполная средняя железнодорожная школа, вечерняя школа для взрослых, техникум пчеловодства, районная больница, детский сад. Экспроприированные дачи было преобразовано в дома отдыха, санатории, пионерские лагеря.
       Нападение гитлеровской Германии прервало мирную жизнь страны. Гитлеровцы захватили Будаевку-Боярку 1 августа 1941 года. Очень тяжело приходилось селам зоны Киевского укрепленного района и прилегающих к нему территорий. Первая его линия проходила старыми Змиевыми валамы: от Днепра, через хутор Мрычи, Ходосиевку-Лисныкы, Кременище-Круглик-Виту Поштову-Чабаны, мимо Юровки, между Крюковщиной и Тарасовкой, пересекая железную дорогу между Бояркой и Вишневым. Тут шли ожесточенные бои. Большой десант немцы высадили с заходу Боярки и потеснили советские войска к с.Тарасовка. Немцы рвались к железной дороге. Несколько дня непрерывных жесточайших атак с поддержкой авиации прорвали оборону и двинулись на Киев. Три года оккупации боярские леса прятали партизанские отряды, которые взрывали поезда, нападали на комендатуры, освобождали пленных. В ноябре 1943 года эта местность была освобождена, но еще долго залечивала нанесенные раны.
       Война нанесла большой ущерб и дачному поселку и селу. Много мужей и сыновей не вернулось с фронтов. Почти на каждом втором доме старой Боярки, как в последнее время называли Будаевку, краснели красные фанерные звезды – знак, что в этот двор не вернулся с фронта муж или сын. Страна залечивала раны. Залечивал их и город Боярка, в котором старой Будаевке, по большому счету, места не было. Город расстраивался на новых площадках в сторону Вишневого. В так называемой «Новой Боярке» возводились многоэтажки предприятиями Киева, создавались дачные кооперативы. Боярка и в самом деле поделилась на две: старую – с санаториями, пионерлагерями, домами отдыха у станции «Боярка» и бывшим селом Будаевкой, и новую - «спальный район» у платформы «Тарасовка». С введением в действие завода «Искра» (1970 г.) перед городом открылись новые перспективы развития. Быстрыми темпами стало расти население, которое завод обеспечивал благоустроенным жильем в многоэтажках, способствовал частному строительству. Улучшалась социальная инфраструктура. В панораму нового города вписывались новые школы, детсады, библиотеки, кинотеатры, стадион, спортзал, бассейн. Это была уже Боярка трудовая, а не дачная.
       А что же Будаевка? Медленно залечивала она раны войны. Уцелевшие ее жители перебрались по большей части в Киев, на восстановление которого требовалось много рабочих рук.  Село восстанавливалось трудно. Оставшиеся будаевцы, кто как мог восстанавливали свои разрушенные хозяйства. Новая волна переселенцев занимала пустующие уцелевшие дома. Обветшавшие дома ремонтировались, вернее – латались, очень редко возводились новые. В 1950 г. земли Будаевского (Боярского) колхоза «Интенсивник» отошли в колхозу «Тарасовский». Часть крестьян бывшей Будаевки продолжала еще работать на полях, но основная масса трудоспособного населения работала теперь на предприятиях Киева. 30 декабря 1956 г. пгт Боярка получил статус города, объединив: поселок городского типа Боярку, поселок Новый и посёлок газовиков, что дало ему возможность набрать нужное количество жителей. Но каждая из его составляющих, а именно: Будаевка, дачный поселок, новая Боярка и село Новое, продолжали жить своей специфической жизнью, объединенная только лишь горисполкомом.
       Я живу в Будаевки с 1973 г. Как и прочие, мы купили часть старого дома, который постоянно ремонтировали и благоустраивали. Боярку я не выбирала, и абсолютно ничего не знала об этой местности. Просто перебралась сюда вслед за представившейся работой. Боярка мне сразу понравилась. Широкая тенистая улица К.Маркса (бывшая и ставшая Хрещатик), на которой в старом доме под № 64 находилась Районная библиотека для детей, которой я стала заведовать, была ухоженной, с широкими цветниками у дороги и сохранившимися соснами и дубами во дворах. Еще много было домов с резными крылечками и наличниками. Особенно восхищали ажурные деревянные кружева под крышами. Частных домов на ней почти не было. С левой стороны на улицу выходили ворота детских лагерей, а с правой – детского санатория «Барвинок» и дальше большая территория станции юных натуралистов. Все это находилось в столетнем хвойном лесу, который не вырубался во время постройки домиков лагерей и корпусов санатория. Дома бывших дачных усадеб ремонтировались, красились, даже реставрировались упавшие «кружева». Боярчане гордились красотой и ухоженностью улицы и с удовольствием принимали восхищение  приезжающих родителей отдыхающих здесь детей. Горны будили окрестности, следом эхом разносились по лесам музыка и команды утренней гимнастики, затем разноголосица пионерских линеек. Весь день слышался детский смех и говор, сплетались в звуковой клубок отзвуки лагерных игр. Походы в лес, купание в ставке, пионерские костры оставались в памяти на всю жизнь. Боярская здравница жила и процветала, наполненная смолистым запахом сосновых цветков весной и медовым запахом лип летом. Прилегающая к ставкам “Лесхозный” и “Школьный” территория считалась зоной отдыха. Тут было чисто, трава скошена, кустарники вырублены. Устанавливались чурбаны - «столы» и «стульчики», отводились места для костров и выкапывались ямы для мусора. Мало кто хотел выставить себя «некультурным» и услышать замечание от отдыхающих. В обеих ставках купались и дети, и взрослые.
       Будаевка тоже была чистенькая, дворы ухоженные, огороды и сады радовали глаз. Окружающий ее с юга смешанный лес и с юго-запада сосновый бор были излюбленным местом отдыха местного населения и их гостей. В лесу выше санатория «Лесной» было много грибов-боровиков и ягод черники, земляники. Ближе к железной дороге росла малина и ежевика. Правда, зверье разогнала железная дорога, остались только белки и ежи. И хотя в селе не было асфальтированных дорог и тротуаров, жители любили его. Никто не прятался за высокими заборами, а наоборот, каждая хозяйка стремилась порадовать взгляд прохожих цветистостью своего палисадника и цветами на окнах. Словом, обычное украинское село с огородиком, садом и палисадом, несколько видоизмененное традициями послевоенных переселенцев. Купить тогда дом или участок в Боярке, пригороде Киева, было практически невозможно, поэтому население было более-менее стабильное. Судя по постройках, старожилов осталось мало. В это время в «старой Боярке», (думаю, мало кто знал, в том числе и я, что название «старая Боярка» более подходило для с. Тарасовка), находился сельскохозяйственный техникум, швейная фабрика, автобаза, начальная и средняя школы, школа-интернат для слабовидящих детей, больница для больных туберкулезом и диспансер, столовая, детская музыкальная школа, дом культуры с библиотекой и летней танцплощадкой, кинотеатр, санэпидстанция, пожарная часть, хлебзавод, магазин, детский костнотуберкулезный санаторий «Лесной» со школой при нем.  Вдоль восточной стороны раскинулся обширный яблоневый сад, переходящий в клубничные поля совхоза «Тарасовский».
       Уехав из Боярки в 1979 г. и вернувшись через девять лет, я была поражена происшедшими здесь переменами. Сразу всплыли из памяти слова Т. Шевченко: «Чорніше чорної землі блукають люди, повсихали сади зелені, погнили, біленькі хоті повалились, стави бур’яном поросли»… Пронесшаяся над Боярским лесом ядовитая чернобыльская туча, нанесла убийственный удар по местности с лечебно-профилактическим климатом, превратив ее в зону радиационного загрязнения. Боярка (а точнее, бывшая Будаевка и дачный поселок Боярка) стала заложницей лесные массивов, некогда принесших ей славу здравницы. Развернувшаяся журналистская трескотня и отсутствие научно выверенной информации, отпугнули не только отдыхающих, но и местное население. Все, кто мог куда-то уехать хотя бы на время, уехали. Санатории, дома отдыха и пионерские лагеря, разумеется, враз опустели. Строения разбирались, имущество вывозилось то ли властями, то ли мародерами. И надо отметить, что радиация их при этом совсем не пугала. Ранее благоустроенная и красочная местность детских лагерей превращалась в развалины. Продержался лишь пионерский лагерь, в котором прежде отдыхали дети военных, преобразованный в суворовское училище (теперь лицей им. Богуна). Со временем в ведение этого лицея перешла часть территории санатория «Барвинок», вынесенного в поля за Боярку. Другая ее часть, с еще сохранившимися на ней старыми дачными особняками, была отдана детской районной больнице. Жизнь помаленьку входила в привычную колею. Город жил, оправляясь от шока. Завод «Искра» и другие предприятия работали, Дом малютки оставался на старом месте у радиоактивного леса и дом отдыха «УТОС» тоже. По-прежнему оглашали окрестные леса звуки горна, музыка и команды утренней зарядки, звенели мальчишечьи голоса. Бывшая Будаевка тоже возвращалась к прежней жизни. Даже ягоды и грибы собирали в лесу, не говоря уже об огородах и садах. В сезон будаевцы и киевляне помогали совхозу «Тарасовский» собирать урожай клубники и яблок. Находящаяся в лесу больница для больных туберкулезом продолжала расстраиваться, а тубдиспансер оздоравливать больных. Принимал детей и санаторий «Лесной». Никуда не делся и сельскохозяйственный техникум. Добавился еще один детский садик, что говорило о росте числа детей в этом районе Боярки. Поговаривали о необходимости расширения здания СШ №1. И тут грянула перестройка…
         Перестроечный смерч окончательно угробил Боярку, прибавив к статусу спального района предприятий Киева еще и статус киевских батраков. С уничтожением завода «Искра», дававшего жизнь городу и региону, трудоспособное население Боярки стало обогащать своим трудом Киев. Со школьной скамьи дети мечтают уехать если не за границу, то хотя бы в Киев. Старики умирают, а молодые наследники спешат избавиться от обременительного наследства. Некоторые дома меняют хозяев каждые год-два. Леса и земли Будаевки и ее окрестностей продаются или отдаются в аренду предпринимателям, которым и радиация нипочем (IV зона радиоактивного загрязнения не отменена!). Узкие извилистые улицы Будаевки пестрят иномарками, а усадьбы огорожены трехметровыми оградами. Сосед часто не знает соседа в лицо, потому что не видит его никогда. Все меньше и меньше знакомых лиц встречается на улице. Уже не пригласишь гостей в лес «на шашлыки». И не из-за радиации, а из-за загаженной мусором километровой зоны прилегающего леса, в котором кроме бурьянов теперь ничего не растет. Не искупаешься теперь в прудах, заболоченных и поросших камышами, с подступающим к берегам дремучим лесом.
       В последнее время делаются попытки пробудить у жителей Будаевки историческую память и гордость, вдохнуть жизнь в умирающее поселение. Но у кого ее пробуждать?.. Коренного населения здесь не осталось, а нынешняя волна переселенцев вызвана не уникальностью местности, что было причиной первых поселения, а возможностью получить хоть какую-то работу в Киеве, который все разрастается и разрастается, поглощая прилегающие села и поселки. Возможно не так далек день, когда он поглотит и Боярку и станет этаким монстром, состоящим из исторических судеб сотни поселений, названия которых и не упомнит.
       
      
        По воспоминаниям и публикациям старожилов и краеведов: И. Пономаренко,  И. Куценко, И. Иванова, В. Кубренкова, И. Коваленко, К. Лисовской, Г. Лахтадыра,  М. Лисенко, Ф. Глущука, В. Кононенко, С. Свида, О. Кривенко, В. Кияници и других, а также своих собственных.
       Больше сведений на сайтах:
http://www.rbkm.com.ua/index.php/scientific-activity/boyarka/country-of-boyarka#_ftn13
http://boyarka-city.com/index.php?option=com_content&task=view&id=108&Itemid=33#ixzz1ihDfqPCx
http://www.agriya.info/spravka/gorod_boyarka.html
www.rbkm.com.ua – краеведческий музей г. Боярка

Катерина Пхайко
25.01 2012 г.

<Предыдущая   След.>

MiGG&Co. 
http://добавить-сайт.in.ua  http://посещаемость-сайта.com.ua  http://работа-для-девушек.kiev.ua